Родословная – часть 3

 

 

 

Для всякой работы по генеалогии важно употребление терминов, определяющих степень родства. Некоторые из них, как распространенное в быту слово «предок», имеют общее значение, т.е. предок – это  любой человек из родословной.

Но есть термины, которые четко определяют степень родства между лицами,  поэтому они должны употребляться лишь в своем прямом значении. В польском, например, до сих пор одна и та же степень родства по материнской и отцовской линиям обозначается разными терминами. Эта языковая традиция перешла в научную генеалогическую литературу XIX века, она культивировалась и в русской художественной литературе, но сейчас, к сожалению, утрачивается. В научную литературу прочно вошли безликие обороты типа «он был женат на дочери», «его сестра вышла замуж за.…»,  тогда, как еще вначале века говорили; «он был зятем», «он стал шурином». Иногда приходится слышать новейшее словесное  изобретение типа «племянник в седьмом колене». Это абсолютно  неграмотно. Племянник обозначает четкую степень родства: сын сестры или брата. Последнее время так называют сына сестры или брата мужа (золовки, деверя) или, наоборот,  сына сестры, брата жены (шурина, свояченицы). Для генеалога сказать: «племянник в седьмом колене» все равно, что  «дед в седьмом колене». Если говорить о такой степени родства, то правильно звучит: «потомок в седьмом колене племянника такого-то». Ведь в этих случаях люди стремятся подчеркнуть свое пусть не прямое, но родство с известной в истории личностью.

Сейчас методы генеалогического исследования часто используются  историками при решении самых различных проблем. Иногда сведения родословных книг позволяют связать разрозненные записи разных источников. Так, из составленного в XVI веке списка русских пленных мы знаем, что в 1513 году в битве русских и литовских войск под Оршей был взят в плен воевода  князь Михаил Иванович Голица Булгаков, родоначальник князей Голициных. По литовским документам 20-30-х годов известно, что его держали в заточении «в железах», то есть скованным. В русских летописях есть упоминание, что в 1552 году он опять в Москве, встречает с двумя сыновьями  Ивана IV, вернувшегося после завоевания Казани. А запись в родословных книгах подытоживает биографию этого человека:  Михаил Иванович Голица после почти сорокалетнего заточения в плену был отпущен литовским великим князем в Москву под честное слово, чтобы повидаться с семьей; на обратном пути в Литву старый князь умер.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Подпишись на обновление сайта! Получай новые статьи на почту:

Хостинг для Wordpress сайтов